гл

Вспоминая...

Однажды, будучи в Турции, мы были приглашены в гости к нашим друзьям, проживающим тогда на юге страны, в маленькой деревне. Из России мы вылетали экспромтом, однако не забыли в последний момент забежать в храм и попросить помощи в поездке у иконы Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского, покровителя путешествующих и по морю плавающих. С тем и отправились, не слишком думая о географии наших странствий. Место, где обитали друзья было прекрасным и море недалеко. К тому же туда как раз наведались ещё наши друзья, компания собралась просто чудесная. И пришла нам всем идея не сидеть на берегу, а отправиться на кораблике в круиз меж островами. Так и сделали. Целью плавания была Бухта Бабочек, хипповое стойбище, где красиво и весело. Так и сделали. Плыли, любуясь морем и скалами, да ныряя прямо с борта в живописных бухточках. Но где-то в середине пути мы заметили странную суету команды судна, а потом нам объявили, что в Бухте Бабочек внезапно (!) изменился ветер, волны пошли не туда, и причалить там, поэтому, будет сложно. Турчанка из нашей компании перевела нам сие и объяснила, что придётся изменить маршрут, но и там, куда мы направимся, ничуть не хуже.
Спустя какое-то время мы оказались у красивого острова с загадочными руинами на вершине. Причалили. Нас встретил островитянин, оказавшийся приятелем наших друзей. Уютно расположились у него, отметили встречу. В процессе общения возник, естественно, вопрос о руинах наверху.
- А это монастырь Николая Чудотворца, - ответил хозяин, - так и остров его именем назван, а воон там (он махнул рукой в сторону берега на горизонте) его город, Миры Ликийские…







гл

Вспоминая...

Однажды, будучи в Турции, отправились мы в Каппадокию. Незадолго до этого наши близкие друзья из регги группы Anna Rf снимали там клип на стихи суфийского поэта. Они и посоветовали нам обязательно посетить эти места. Предложив нам в роли местного консультанта их друга Атила. Мы, памятуя о тамошних пещерных монастырях первых веков христианства, а так же о Великих Учителях, называющих себя Каппадокийцами, конечно же, при первой возможности, оказались там. Мудрый Атил вразумил нас не ориентироваться на туристические карты, а бродить по долинам куда глаза глядят – будет всё то же самое, даже интереснее. Мы так и сделали. Рано утром уходили в долины, стараясь вернуться к полудню, когда становилось жарко. Это были волшебные прогулки – фантастические пейзажи, заброшенные келлии отшельников, руины древних храмов, и ни единой живой души на многие километры. Имея с собой лишь бутылку воды и не имея связи с миром (в Турции проблема просто купить симку).
И вот, в один из дней, забрели мы невесть куда, а когда начало припекать и воды осталось четверть бутылки, поняли что пора двигать в сторону Гюреме, где мы и обитали. Определились по солнышку в какую сторону нам надо, а тут и тропа оказалась в ту же сторону. По ней и пошли. Находя по пути всё новые артефакты славной старины этих мест. Километров через несколько стали замечать, что тропа становится всё уже, а скалы вокруг всё выше. Но красот не убавилось, скорее наоборот. Даже когда мы оказались в расщелине среди высоченных скал, где не было видно уже неба, а местами приходилось протискиваться боком, мы не обеспокоились, так как тропа прослеживалась. Внезапно мы оказались перед ступенью, высотой метра полтора, в которую вделана отвесная и очень ветхая деревянная лестница. Вскарабкались, пошли дальше. Следующий перепад высоты тропы был уже метра два. Преодолели и его. Когда мы взобрались ещё на пару лестниц с выпадающими ступеньками и высотой метров по пять, мы поняли, что нас несёт куда-то высоко в горы, но возвращаться уже не хотелось, да и любопытно было, чем всё это кончится. У последней, примерно восьмиметровой, лестницы нижняя не обломанная ступенька располагалась достаточно высоко над землей, пришлось прыгать, зацепиться и втянуть Марину за руку. А последняя ступень этой (отвесной!) лестницы ниже тропы больше чем на метр. Осталось просто прыгать с неё наверх и добывать с лестницы Марину лёжа на пузе. Тут мы поняли, что обратной дороги у нас нет. Пошли дальше. И уперлись в пещеру. Попытались продвигаться по ней наощупь, но сочли это слишком опасным, так как ни фонариков, ни мобил у нас с собой не было. А при малейшей травме кто нас тут будет искать и вытаскивать? Вышли, стоим, думаем. И увидели чуть в стороне щель в скале. Даже виден подъем внутри её куда-то наверх, но заросла та щель терновником весьма плотно. Делать нечего, полезли на четвереньках сквозь колючки. Без возможности хоть как то защититься от острых шипов. Метров десять такого пути и выбрались в неожиданно красивую долинку на дне каньона с высоченными стенами, но и цветочки вокруг, и небо голубое наверху. Отдышались, избавились от колючек в волосах и на одежде, протерли царапины. И пошли уже по каньону дальше, сами не зная куда. И вдруг видим наверху, с одной из стен, смотрит на нас человек. Первый за этот день. Мы давай руками махать и орать про дорогу отсюда. А человек тот отвечает, что сам дороги не знает. Женским голосом и явно с русским акцентом. Оказалась русская барышня, которая «шла-шла незнаю куда, решила посмотреть вниз а там вы». Поскольку подняться к ней и искать дорогу вместе было невозможно, пожелали ей удачи и пошли дальше. Но настроение после пережитого поднялось. Ещё пару километров и несколько несложных подъемов и мы неожиданно вывалились на мощёную, но вполне цивильную дорогу. На радостях допили спрятанную от самих себя воду и чуть не вприпрыжку помчались в сторону Гюреме – адреналин зашкаливал и героизм переполнял.
По прибытию сразу навестили Атила и сбивчиво, путаясь в эмоциях, стали рассказывать ему о наших приключениях. Атил остановил нас примерно на середине и заявил:
- Я знаю это место. Это известный экстрим-маршрут. Когда я был молодым, я один раз прошёл его. Но мы были группой и с инструктором.